Газовое сотрудничество с Сербией усилит позиции России на рынке Европы

Строительство газовой инфраструктуры в Европе давно является частью стратегии развития «Газпрома», замечает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов.

«Турецкий поток» создает новую реальность в Сербии

Министр иностранных дел и первый вице-премьер Сербии Ивица Дачич заявил, что «Газпром» и «Сербиягаз» обсуждают строительство на сербской территории новых подземных хранилищ газа (ПХГ).

Очевидно, что это связано с реализацией «Турецкого потока», газ с которого через Турцию, Болгарию и Сербию пойдет до Венгрии и крупнейшего в Европе газового хаба «Баумгартен» в Австрии. Данный проект тормозится Болгарией, но пока есть уверенность, что София выполнит свои обязательства, поскольку это соответствует болгарским национальным интересам.

«Перед нами реализация долгосрочной стратегии «Газпрома» о том, что нужно увеличивать мощности ПХГ в Европе. Это нужно российской компании для того, чтобы оперативнее работать с конечными потребителями. Если посмотреть на статистику, то сразу становится ясно, что в случае резкого изменения ситуации на рынке Европы – например, при похолодании, – «Газпрому» становятся нужными для поставки значительные объемы газа, которые можно хранить только в ПХГ», – констатирует Правосудов.

Именно такие структуры «Газпром» вместе с сербскими партнерами и собирается построить на территории этой балканской страны. Естественно, источником газа здесь является «Турецкий поток», который еще не пришел в Сербию из-за сложностей со строительством болгарского интерконнектора.

«Чтобы осуществлять поставки быстрее, нужно создавать ПХГ, которые будут находиться близко к потребителю, а для этого «Газпрому» надо или покупать готовые мощности в Европе, или строить новые. Из-за этого российская компания и начала сотрудничество с сербами по вопросу ПХГ», – резюмирует Правосудов.

Правосудов отмечает, что так выйдет гораздо проще и экономически эффективнее, чем качать газ через половину России и долго ждать, пока он дойдет до конечных европейских потребителей.

«В Сербии уже есть одно ПХГ, которое называется Банатский двор. Его собираются расширить – возможно, что-то сделают еще кроме увеличения его мощностей. Все-таки через Сербию скоро будут идти серьезные объемы газа из «Турецкого потока», – заключает Правосудов.

Сергей Александрович отмечает, что положение Сербии благодаря «Турецкому потоку» значительно изменилось. Если раньше Сербия была конечной точкой поставок газа, то уже в этом году она должна стать транзитной страной.

«Новое ПГХ будет работать не только на сербский спрос, как Банатский двор, но и на европейских потребителей», – констатирует Правосудов.

На сегодня интересы РФ и Сербии совпадают

Позиции России в Сербии достаточно сильны – «Газпром» владеет главной нефтегазовой компанией страны НиС, а сербская политическая элита вынуждена ориентироваться на Москву. Во-первых, это просто выгодно Сербии, во-вторых, у Белграда существует нерешаемая проблема Косово, а в-третьих, такая линия пользуется поддержкой сербского общества.

Для России данное сотрудничество имеет массу преимуществ хотя бы из-за того, что Сербия не является членом Евросоюза и не подчиняется правилам, которые установил Брюссель в энергетике в виде Третьего энергопакета.

«Тут непростой вопрос. Сербия действительно не член Евросоюза и страна, которая не ввела против нас санкции, но нужно понимать, что сербская элита хоть и говорит о любви к России, но вынуждена считаться с реальностью. Сербия полностью окружена государствами, которые либо входят в ЕС и НАТО, либо планируют туда вступить, причем то же самое можно сказать и про самих сербов. Белград не скрывает, что стратегическая цель Сербии – это вступление в Евросоюз», – резюмирует Правосудов.

Правосудов отмечает, что сербы хотят вступить в ЕС, а не в НАТО, но мы же знаем, что ни одну балканскую и восточноевропейскую страну не приняли в состав европейского объединения без вступления в альянс.

«Поэтому наше стратегическое сотрудничество с сербами в геополитическом плане достаточно зыбко», – заключает Правосудов.

В Брюсселе на этот счет есть опасения

В России это понимают, поэтому нам в первую очередь нужно от Сербии взаимовыгодное сотрудничество по экономическим вопросам. Примечательно также, что разыгрывание Россией сербской карты в энергетике вызывает немалые опасения в Брюсселе.

Заведующий сектором региональных проблем отдела европейских исследований ИМЭМО РАН Константин Воронов в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» подтвердил, что перед нами сложный для Евросоюза вопрос.

«Здесь, в Брюсселе, действует механизм двоемыслия – на уровне риторики Евросоюз продолжает говорить о сотрудничестве с Россией для создания целого ряда благоприятных моментов, но на практике будет поступать иначе. Эксперты в ЕС говорят, что приход «Турецкого потока» на Балканы заметно усиливает стратегические позиции Москвы в Европе», – констатирует Воронов.

Данный тезис спроецирован на отношение европейцев к российско-сербским проектам, тем более, что они направлены на рынок Евросоюза. Поэтому здесь можно ожидать очередное противодействие со стороны Брюсселя.

«В Евросоюзе понимают, что из-за всего этого их энергетическая зависимость от России только увеличится, поэтому в Брюсселе не в восторге от газового сотрудничества Москвы и Белграда», – резюмирует Воронов.

Вам также может понравиться