Конфискация и “заморозка” помогут России вернуть нелегальные капиталы из-за рубежа

Предложение России конфисковывать незаконно выведенную валюту страны Запада поддержит, так как оно соответствует общемировым трендам. Об этом ФБА “Экономика сегодня” рассказал эксперт РИСИ, экономист Михаил Беляев.

Министерство финансов России выступило с инициативой конфискации денег в случаях невозврата валютной выручки и переводах нерезидентам с использованием подложных документов. Законопроект предлагает внести поправки в статью Уголовного кодекса №193. Российская таможенная служба насчитала с 2013 года 4,4 тысячи таких преступлений, по ним заведено 1,6 тысячи разбирательств. В период 2015-2018 по таким обвинениям осуждены десятки преступников.

А в прошлом году Минфин и вовсе выступил с идеей отменить статью УК 193 “Уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте РФ”. В ведомстве пришли к выводу, что ее нарушение можно трактовать как один из способов отмывания преступных доходов, что регламентируется другими уголовными нормами с куда более серьезными санкциями. Но против идеи выступил Центробанк и ряд других ведомств.

“Новая идея Минфина по своей сути подразумевает возврат средств, нелегально выведенных из российской юрисдикции, – отмечает специалист. – В целом идея звучит логично, но основной проблемой будет технический вопрос ее реализации, если поправки в Уголовный кодекс утвердят. Конфискацию можно проводить только при наличии дополнительных соглашений с другими странами и налаживанием контактов с банками по всему миру. Кроме того, придется искать международные нормы, которые позволят вернуть нелегально выведенные деньги в РФ.

И здесь видится главное противоречие. Большинство государств считает возможным “заморозку” и возврат средств, если они получены преступным путем или направляется на финансирование терроризма или преступлений. Многие страны само по себе трансграничное движение средств не считают нужным проверять – деньги должны спокойно курсировать на развитие экономики и бизнеса. И России придется доказать, что эти средства по каким-то причинам должны быть “заморожены” и возвращены.

И если деньги выводятся под предлогом фиктивной сделки по фальшивым документам, многие государства смотрят на это сквозь пальцы. Но у российской стороны есть свои аргументы – раз пришлось нарушать законы РФ для вывода денег в офшоры или иностранные юрисдикции, эти средства необходимо проверять на легальность и возможность использования в преступных целях. Столь интересную коллизию, скорее всего, Запад проигнорировать не сможет”.

Россия встраивается в мировые финансовые тренды

Последние годы мировой финансовый рынок характеризует как закат “эпохи офшоров”. США, Европа и ряд других стран развернули масштабную кампанию по выявлению нелегально добытых и “отмытых” финансов. Создана целая международная сеть по обмену информацией и совместной работе для противодействия теневому денежному обороту. Международное сообщество развивает и вводит все новые инструменты, позволяющие усилить контроль над деятельностью своих граждан и корпораций.

Россия также вошла в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), реализующую “План BEPS” – борьбу с размыванием налоговой базы и выводом прибыли из-под налогообложения. В РФ пери этом можно наблюдать, что за шесть лет нововведения повлекли серьезные изменения в налоговом законодательстве. Они кардинально изменили подход контролирующих органов к отслеживанию и контролю финансовых потоков, охватив практически весь бизнес.

“Запад крайне озабочен вопросом легализации движения денег и недопущения преступных схем. “Серая зона” не просто ставила по поток легализацию преступных доходов, но и направляла значительные ресурсы на спонсирование терроризма, потому стремление Запада пресечь ее деятельность вполне оправдана. И в данном случае мировое сообщество отбрасывает любые политические распри – глобальная цель важнее.

Мир понял: если не бороться с нелегальными финансами, то огромные доходы теряют все. Контрафакт отнимает налоговые доходы, отмывание денег оставляет “дыры” в легальном денежном обороте, а вывод полученных преступным путем средств ослабляет любое государство, усиливая преступность. И в рамках этой политики надежды Минфина добиться понимания по поводу конфискации денег от западных партнеров вполне оправданы.

Более того, сотрудничество в совместных программах по борьбе с нелегальным оборотом денег уже создало общую платформу для переговоров, есть “точки соприкосновения”. К примеру, в рамках Financial Action Task Force (FATF) – организации по борьбе с отмыванием средств. Даже если у России с партнерами не совпадает по каким-то пунктам финансовое законодательство, “общий знаменатель” все равно будет найден”, – заключает Михаил Беляев.

Вам также может понравиться