Зависимость от США заставляет ЕС продлевать санкции против России

Для отказа от антироссийских санкций ЕС нужно изменить структуру своих отношений с американской стороной, считает главный научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Владимир Оленченко.

ЕС продлил санкции против РФ

Представители 27 (после Brexit) государств-членов Евросоюза согласовали продление на полгода индивидуальных санкций против российских граждан, срок действия которых истекал 15 марта. Перед нами техническое решение европейской администрации, но интересно, что оно прошло без обсуждения и ажиотажа, и это качественно отличает ситуацию от того, что происходило по этим вопросам в 2015-16 годах.

Изначально в Евросоюзе шел разговор, что санкции с России могут быть сняты через полгода или через год. Здесь присутствовал очевидный оптимизм среди европейского политического истеблишмента, который рассчитывал закрыть тему Украины после подписания второй версии Минских соглашений.

Тогда было очевидно, что усугубление конфликта Москве не нужно, поэтому дело оставалось «за малым», т.е. за реализацией Украиной четырех пунктов Минских соглашений. Казалось, что Порошенко проще их выполнить, чем лезть на рожон и усугублять свое сложное положение, но затем расклад на Украине изменился. Порошенко перехватил националистический дискурс и превратил конфликт в Донбассе в инструмент проведения своей меркантильной политики.

После этого выполнение Минских соглашений стало невозможным, из-за чего ушла на задний план и тема снятия антироссийских санкций.

В ЕС существует консенсус по санкциям

Что касается самого решения Брюсселя, то оно носит технический характер, поскольку в отличие от США антироссийские санкции в ЕС носят срочный характер. Таким образом, их необходимо постоянно продлевать.

На этот счет нет никаких споров, поскольку все 27 государств-членов ЕС договорились, что данный вопрос является частью единой политики этого общеевропейского объединения. Естественно, иногда слышны голоса против, но это не более чем частная политическая риторика.

Яркий пример здесь – Италия, где «Лига Севера», которая является одним из членов правящей коалиции, на последних выборах в итальянский парламент высказывалась за снятие санкций с России. Только после того, как правительство Италии сформировалось, Маттео Сальвини сразу заявил, что данный вопрос не является частью «правительственного соглашения».

Поэтому антироссийские санкции всецело зависят от коллективной линии Брюсселя, а не внутренней политики европейских государств. Из-за этого даже заявления на уровне Франции и Германии не играют роли, поскольку не определяют решения «большого» Брюсселя.

Политика ЕС носит ведомый характер

«На самом деле Россия может найти в данной ситуации полезные моменты, поскольку наша страна благодаря этим европейским ограничениям провела большой тест национальной экономики», – заключает Оленченко.

Оленченко полагает, что санкции ЕС помогли сделать российскую экономику менее зависимой от европейских шоков. Россия сохранила свое достоинство и не опустилась до претензий и неудовольствия в адрес Евросоюза.

«Если посмотреть на этот вопрос с точки зрения ЕС, то наши партнеры находятся в сложном положении. Санкции являются результатом инерции, которой сегодня следует европейская политика. Западные страны пытаются навязать России свою волю после событий 2014 года, поскольку с тех пор находятся в иллюзиях, что ограничительные меры способны изменить внешнюю политику Москвы», – констатирует Оленченко.

Как полагает эксперт, основополагающим здесь является евроатлантический фактор, т.е. структура отношений между Евросоюзом и США.

«Тон в связке Евросоюза и США продолжают задавать американцы, из-за чего европейцы вынуждены ориентироваться на своих заокеанских партнеров. Поэтому подвижки в вопросе санкций могут произойти только тогда, когда будет принято такое решение на уровне коллективного Запада или когда ЕС станет по-настоящему независимой единицей, т.е. не в рамках своих формальных документов, а в реальной внешней политике», – резюмирует Оленченко.

Здесь существуют большие проблемы, поскольку даже сегодня тон в ЕС задает не европейская бюрократия, а лидеры в лице Франции и Германии, но последние связаны своими западными коллективными обязательствами.

«Чтобы что-то изменилось, в Брюсселе должны понять, что следование этой системе координат противоречит общеевропейским интересам, и что необходимо выходить за пределы отношений ЕС и США», – заключает Оленченко.

Оленченко утверждает, что основания для такого решения у Брюсселя существуют. Например, с 2008 года Евросоюз постоянно выкарабкивается из разных кризисов. Сначала это был финансовый кризис, затем кризис на Украине, Brexit и наплыв мигрантов. Все это имеет внешнее происхождение и постоянно сдерживает развитие европейской экономики, а также создает давление на все остальные сферы. Иногда создается впечатление, что эти ненужные проблемы навязываются европейцам евроатлантистами.

«Почему-то когда исчерпывается один кризис, у ЕС сразу появляется другой, но главная проблема в том, что Брюсселю нужно определиться с самостоятельной политикой. Вот когда в Евросоюзе это сделают, там произойдет позитивное движение как на российском направлении, так и по всем остальным стратегическим вопросам», – констатирует Оленченко.

Пока же мы наблюдаем стандартную инерцию европейской политики.

Вам также может понравиться